#ЗАМЕТКИ CEO CLUB
Состояние мировой экономики. Современные тренды и тенденции
В июне CEO Club Ukraine проводил Global Vision Summit, на котором обсуждались мировые тренды в бизнесе, политике, экономике и науке. Олег Устенко, исполнительный директор Международного Фонда Блейзера, поделился своими мыслями о процессах, происходящих с глобальной экономикой, о том, как она влияет на геополитику и к каким изменениям приводит. С разрешения спикера публикуем сокращенный текст его выступления.
Темп развития Украины в контексте мировой экономики
Положение Украины в глобальном экономическом контексте вызывает много вопросов. Азия, Ближний Восток, США, Европейский Союз оказывают значительное влияние на мировую экономику и, в частности, на малую открытую экономику, к которой относится наша страна. В прошлом году ВВП Украины составил всего $90 млрд, тогда как ВВП Европейского Союза — $15 трлн, США ­– более $15 трлн, Китая – почти $13 трлн. Наше правительство с гордостью представило рост в 2,5% ВВП в первом квартале 2017 (2,3% во 2-м и 2,1% в 3-м квартале – ред.). Но стоит взглянуть на показатели 2013 года и вспомнить, что в 2014 и 2015 годах мы упали на 17% и лишь в прошлом году «отыграли» 2,2%. По результатам 2017, в лучшем случае, мы окажемся на уровне около 90% от показателя ВВП 2013 года. Но настоящая трагедия в том, что сегодня мы «не дотягиваем» даже до 65% 1991 года. Для сравнения – мировой показатель ВВП за это же время более чем удвоился.
Кому выгодны государственные кризисы?
Большинство политических решений продиктованы именно экономическими интересами. Вот несколько примеров:

Весной этого года в Венесуэле произошло новое обострение конфликта: массовые антиправительственные протесты, множество раненых и погибших, лидер оппозиции задержан. В это же время власти выплачивают более $2 млрд по своим европейским облигациям, а выплата процентов по своим обязательствам превышает 20%. Возникает вопрос: с кем выгодней сотрудничать – с демократическими режимами, которые в любой момент могут объявить дефолт, или с тоталитарными, которые с большей вероятностью выплатят проценты? Будет ли сторона, вложившая миллиарды долларов в облигации тоталитарных режимов, лоббировать их интересы?

В прошлом году госдепартамент США заявил, что не будет покупать европейские обязательства, выпущенные РФ. Европейский Союз же, несмотря на напряженные отношения с Россией, активно скупает европейские бонды, выпущенные РФ, почти на $4 млн под 4%. Повлияет ли этот факт на политику, которая проводится по отношению к России?

Третий пример – наши отношения с Польшей. Состоянием на май 2017 наши соседи зафиксировали более 1,3 млн трудовых эмигрантов из Украины. В это же время 2 млн поляков уехали зарабатывать на Запад. Закономерно, Польша попытается привлечь недостающие 700 тыс. рабочих. И конечно, выгоднее «открыться» для Украины, чем для проблемных военных территорий, где, война с Исламским Государством.
Возможен ли перезапуск украинской экономики?
Настоящая трагедия в том, что сегодня мы «не дотягиваем» даже до 65% 1991 года.
Никто не отменял концепцию Боба Дугласа: экономика зависит от количества рабочей силы, уровня технологий и наличия капитала. Если уменьшается рабочая сила – нужно произвести компенсацию за счет чего-то другого. Каким образом? Сделать прорыв в технологиях? Очень сомнительно, ведь уезжают сначала самые грамотные, а затем остальные. Компенсировать за счет притока капитала? За прошлый год Украина получила $3,4 млрд притока прямых иностранных инвестиций, из которых $2,5 млрд было «закачано» в банковский сектор. А это значит, что украинский реальный сектор получил меньше $1 млрд. Деньги отдавались в банковский сектор вынуждено, для минимальной поддержки. О каком прорыве может идти речь?

Наш долгосрочный тренд по рождаемости явно не очень хороший, и на сегодня мы получаем 10 работников на 12 пенсионеров. Это означает, что система превысила допустимый критичный максимум более чем в полтора раза. А что если к существующей миграционной политике присоединятся венгры? Мы столкнемся с тем, что у нас катастрофически не будет хватать рабочей силы.

Сильные миграционные процессы, отсутствие технологического прорыва, недостаток капитала — за счет чего нам перезапускать экономику?
Земельная реформа и привлечение инвесторов
Вокруг украинской земли ведется отдельная геополитическая и геоэкономическая игра. Когда в штаб-квартире Международного Валютного Фонда рассматривалась земельная реформа, оценивали только две основных плоскости: первая — проведение реформы и открытия рынка земли, вторая — привлечение иностранных инвесторов.

Благодаря земельной реформе надеялись также снизить уровень коррупции. По рейтингу Transparency International Украина находится на 131-м месте из 176 стран по индексу восприятия коррупции. Но мы же понимаем, что на самом деле государственная земля уже используется, только деньги за нее получает точно не украинский налогоплательщик. Однако, со стороны такая реформа выглядит весьма логичным способом борьбы с коррупцией.

Теперь об идее привлечь иностранных инвесторов. Есть 3 главных рейтинговых агентства в мире, по которым определяют уместность денежных вложений: Fitch, S&P и Moody`s. Все они рассматривают уровень рисков и доходности. Чем больше рисков, тем больше доходности. Трагедия Украины в том, что при стабильном повышении рисков у нас невозможно получить больший доход. С таким, а то и более низким уровнем рисков, можно найти страну с более выгодным доходом. Напомню, что мы находимся на 5 ступеней ниже так называемого инвестиционного уровня. Ну кто же согласится к нам прийти? Раньше три четверти инвесторов были из Кипра, сейчас это Британия и Острова Фиджи. Остаются либо наши инвесторы, которые заработали или получили здесь достаточный капитал, либо кто-то из постсоветских республик, кто все еще согласен вкладывать сюда деньги. А если Украина будет торговаться землей и не отдавать ее, тогда мы можем оказаться в ситуации, где землю нам придется «есть» самим, поскольку условия ведения сельского хозяйства не особо конкурентные. Не ясно, является земельная реформа нашей необходимостью, или мы собираемся делать это потому, что кто-то нам ее предлагает.
Борьба с бедностью
Если побороть коррупцию, отпадет потребность в чужих деньгах. Однако, мы должны понимать, что во всех экономиках присутствует теневой сектор. В успешных скандинавских странах он составляет около 5%. У венгров, согласно исследованию Организации экономического сотрудничества и развития — 25%. В Украине теневой сектор занимает около 50%. Официально власть озвучивает 30%, что показывает колоссальный разрыв с международными подсчетами. Но даже если взять минимальный для нас уровень 30%, это означает, что «на свету» было произведено $100 млрд, а «в тени» – $30 млрд. Но мы же еще и коррумпированная страна. Если грубо предположить, что 20% составляет коррупционный налог, тогда 20% от $30 млрд – это $6 млрд, которые «пакуются» по различным коррупционным каналам. И мы верим, что существуют заинтересованные в каких-то позитивных изменениях, которые дали бы возможность привлекать иностранный капитал для скоростного роста страны? Ни одной стране мира не удавалось выйти из бедности, если она росла ниже, чем на 5% ВВП в год, и Украина вряд ли станет исключением.

И что же нам делать сейчас, когда в этом году мы покажем 2,5% роста и 3,5% в следующем? Можем ли мы бороться с бедностью? Вспомним, что мы еще и обременены огромным количеством долгов. На поверхности у нас порядка $70 млрд. Объем нашего долга составляет 80-83% ВВП. Правда, у Штатов этот объем составляет 110%, у Японии 220%, а в странах Европы показатель колеблется от 70% до 170% долга от ВВП. Но эти страны обслуживают свои долги под 1–1,5% годовых, а мы при 6–8%. Это означает, что больше 5% нашего ВВП мы платим просто за обслуживание наших долгов, за выплату процентов. То есть, чтобы в следующем году жить хотя бы не хуже, нужно расти не меньше 5% – только для возможности рассчитаться с долгами. А мы еще и с бедностью собираемся бороться.
Влияние научно-технического прорыва на мировую экономику
Если Украина будет торговаться землей и не отдавать ее, тогда мы можем оказаться в ситуации, где землю нам придется «есть» самим.
Многие говорят, что мы находимся в преддверии серьезной научно-техничной революции. После 2020 года ожидается значительное подешевение нефти, некоторые источники прогнозируют падение ниже $20 за баррель. Это грозит серьезными последствиями, для Украины в частности. Мы являемся экспортно ориентированой страной и 65% нашего экспорта составляют товары с низкой добавочной стоимостью: зерно, продукты питания, металлы, химия. Изменение цены на черное золото напрямую влияет на стоимость сельскохозяйственных продуктов.

А что будет со странами, вся экономика которых подвязана под выжимку этого энергоресурса? Сейчас за счет продажи нефти многие государства поддерживают свое население и удобный властям «консервированный» режим. В условиях, когда сельское хозяйство полностью зависит от возможности оплатить орошение, и большую часть продовольственных продуктов просто закупают, цена на нефть кардинально влияет на уровень жизни. Последствия спада цены приведут к переселению огромного количества людей. И речь идет ни о столетней перспективе, а о нескольких годах.
Зачем Китаю ЗСТ с Украиной?
Китай выстраивает свои долгосрочные стратегии, которые помогут воплотить идею шелкового пути, как когда-то. Весной 2017 посол Китайской Республики предложил создать зону свободной торговли между Украиной и Китаем. Огромным потребителем китайской продукции является Европейский Союз. После начала работы ЗСТ между Украиной и Европейским союзом, Китай был заинтересован в переносе своих производств на территорию Украины. Это была бы отверточная сборка товаров, которые можно дальше продавать в ЕС. Сейчас, когда они провозят свои товары на территорию ЕС, то платят пошлинную в размере 10%. Но ведь можно свое производство заканчивать на территории Украины и без пошлинной доставлять товары на продажу в Европу. Тогда Китаю придется перевозить свою технику на территорию Украины и здесь платить налог, тоже около 10%. Вот почему возникла идея с ЗСТ Украина-Китай. Совсем не потому, что мы привлекательны как партнеры на мировом рынке, а потому, что есть четкий прагматичный интерес. И вот вам реальный шелковый путь Китая.