Меню
#ЗАМЕТКИ CEO CLUB
Геоэкономические стратегии Китая. Возможные последствия для мира
Виктор Киктенко, доктор философских наук, заведующий отделом Дальнего Востока Института востоковедения им. А. Ю. Крымского НАН Украины, президент Украинской ассоциации китаеведов, на мероприятии CEO Club рассказал о геоэкономических методах, которыми пользуется Китай для закрепления своей позиции как новой силы на мировой арене.
В результате успешного осуществления в последние десятилетия Политики реформ и открытости Китай стал второй экономикой мира (с 2010 года), существенно увеличил своё геополитическое и геоэкономическое влияние. Некоторые специалисты считают, что подъём страны будет способствовать общему процветанию и миру, другие наоборот видят в этом серьёзную угрозу агрессивного государства, которое исповедует экономический меркантилизм.
Геоэкономическая сила Китая и новый мировой порядок
До недавнего времени внешняя политика Поднебесной характеризовалась фразой реформатора Дэн Сяопина, согласно которой Китай должен «скрывать возможности и ждать своего часа, держаться в тени, не показывать себя». С приходом к власти Си Цзиньпина в 2014-м лозунг поменялся на «стремиться к достижениям». Рост экономической мощи вызвал желание использовать эту силу для продвижения геополитических целей. Сегодня Китай – самое успешное государство, использующее средства для осуществления геоэкономического давления на глобальном и региональном уровне. Вместо военного и политического противостояния Пекин использует новую экономическую игру и уже добился глобального влияния, намного превышающего существующую экономическую мощь Китая. Страны боятся не военной силы Китая, а того, что они могут быть лишены торговых и инвестиционных возможностей Поднебесной.

В настоящее время Китай является крупнейшим в мире экспортером ($2,09 трлн в 2016 г.) и самым быстрорастущим в мире потребительским рынком. Из источника дешёвого импорта страна превратилась в основной источник инвестиций ($160 млрд в период с января 2009 по декабрь 2013). Только проект «Нового Шелкового пути» создаст дополнительный объём торговли на сумму $2,5 трлн для 65 стран мира, а бюджет Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (далее — АБИИ) приравнивается плану Маршалла для Европы после окончания Второй мировой войны.

В отличие от других стран Азии, в которых была удачно проведена модернизация, так называемое «экономическое чудо» (Япония, Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг), Китай нацелен на возвращение статуса мирового лидера, утраченного в первой половине XIX века. Итак, геоэкономические действия Китая направлены на то, чтобы стать глобальным центром широкой экономической и геополитической системы. Для решения данной задачи Пекин активно использует торговлю, инвестиции, санкции, оказание помощи, денежно-кредитную политику и инфраструктурные проекты. При этом следует отметить, что Китай не предлагает чего-то принципиально нового, а действует согласно известным геоэкономическим практикам, которые использовали США и Великобритания в период, когда они доминировали в глобальной экономике.
«Новый Шелковый путь» Соединенные Штаты или Китай?
Изменения в мире в значительной степени определяются отношениями «большой двойки» – Китая и США. Стоит вспомнить, что с конца XIX века США помогали трансформации, модернизации и реформам в КНР. В отличие от короткого периода «дружбы» с Советским Союзом, влияние Америки является колоссальным. Такую близость можно объяснить, прежде всего, общей философией, ведь американский подход и конфуцианство довольно прагматичны.

Так, в 2011 году на государственном уровне США заявили об инициативе «Новый Шелковый путь». В следующем году было подтверждено намерение развивать проект, который должен стать ключевым элементом долгосрочной стратегии США в Центральной и Южной Азии.

Однако в сентябре 2013 года глава КНР Си Цзиньпин перехватил эту инициативу, заявив о китайском варианте «Нового Шелкового пути» — «Один пояс – один путь». Это концепция отношений Китая со всеми странами мира, изменение монополярности на многополярность. Кроме того, это определенный инфраструктурный проект, предусматривающий создание транспортного экономического коридора, сухопутные и морские направления. Однако они до сих пор четко не определены, а сама концепция конкретизируется и наполняется последовательно.
Многосторонние финансовые институты как инструмент геоэкономического влияния Китая
Попытки навязать новый мировой экономический порядок — явление не новое. Так, в 1960—1970-е годы развивающиеся страны пытались добиться этого в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), но отсутствие авторитетного лидера не позволило добиться настоящего успеха. Новую попытку изменить мировой порядок сделал Китай, предложив Пекинский консенсус («Китайская экономическая модель») вместо Вашингтонского. Международные экономические и инфраструктурные проекты Китая осуществляются при поддержке Нового банка развития БРИКС, Фонда содействия сотрудничеству Юг-Юг, АБИИ и Фонда Шелкового пути, что позволяет обойти существующие механизмы управления глобальной экономикой, в которой до сих пор доминируют ведущие западные страны. То же относится и к усилиям Пекина сделать юань международной резервной валютой. Эти проекты являются частью стратегии, которая одновременно является реформистской и ревизионистской. Однако, эти инициативы могут также отражать желание Китая не только увеличить своё экономическое влияние, но и изменить существующий глобальный экономический порядок.
Геоэкономика Китая и США: Chimerica
В 2011 году на государственном уровне США заявили об инициативе «Новый Шелковый путь». В следующем году было подтверждено намерение развивать проект.
Геоэкономический влияние Китая на США осуществляется в самом Китае и непосредственно в Соединенных Штатах на межправительственном уровне и в «третьих странах». У первых это проявляется в наличии особенностей ведения бизнеса для иностранных компаний и акценте на национальной безопасности, что существенно влияет на политику принятия решений в бизнесе. Однако, колоссальный внутренний рынок Китая с 1,3 млрд потребителей привлекает иностранные компании, которые соглашаются с условиями политического регулирования экономики. Официальный Пекин, в свою очередь, понимает, что в условиях замедления экономики Китай будет иметь массовую потребность в прямых иностранных инвестициях, что, прежде всего, касается США. Основным геоэкономическим инструментом давления Китая на США является то, что Пекин – основной иностранный владелец казначейских облигаций США и один из крупнейших торговых партнёров Вашингтона. По мнению некоторых западных ученых, степень проникновения экономик двух стран настолько велика, что следует говорить о единой американо-китайской экономике – Chimerica.
Геоэкономика Китая в Европе
Китайское геоэкономическое влияние непосредственно касается Европы, потому что, во-первых, европейские компании представляют особый интерес для китайских инвесторов ввиду их высокотехнологичного уровня, инновационного потенциала, ноу-хау и навыков концентрации; во-вторых, это доступ на европейский рынок; в-третьих, Европа – это конечный пункт китайского «Нового Шелкового пути», что связано с вложением инвестиций в те сектора, где Китай имеет сравнительное преимущество. Но Европа также имеет свои важные экономические и стратегические интересы. После экономического кризиса 2008 года многие европейские страны нуждаются в финансах и приветствуют китайские инвестиции (например, тринадцать стран-членов ЕС присоединились к АБИИ, и также создан особый формат отношений Китая со странами Центральной и Восточной Европы («16 + 1»)). Однако, европейцы понимают, что китайские бизнесмены и компании мотивированы не только экономически, но и политически, в силу специфики государственного устройства. Поэтому китайские инвестиции в ЕС воспринимают не только как помощь, но и как серьёзные риски.
Китайский вариант интеграционного проекта для Евразии
Ключевое значение для осуществления инициативы «Один пояс, один путь» имеют Россия и страны Центральной Азии, через которые проходит путь, соединяющий Китай с рынками Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Москва всегда настороженно относилась к «подъему Китая» и усилению его влияния на Дальнем Востоке и в Центральной Азии. До недавнего времени существовал запрет на инвестирование китайскими компаниями в российскую экономику, что связано с попытками Москвы расширить Таможенный союз и Евразийское экономическое пространство за счет соседних стран и, таким образом, противостоять китайскому экономическому влиянию. По сути, можно говорить о конкуренции двух интеграционных евразийских проектов — российского и китайского. Однако, Западные санкции привели к тому, что Россия попыталась компенсировать свой отход от Запада «поворотом на Восток», хоть это и не принесло никаких ощутимых результатов. Через выгодные экономические предложения Китай может стать важнейшим источником капитала не только для Казахстана, но и для всех стран Центральной Азии.
Геоэкономика Китая в Южной Азии
Наиболее фундаментальной мотивацией в геополитических расчетах Китая по отношению к Пакистану и Индии являются его отношения с США.

Китай является крупнейшим торговым партнером Пакистана и Индии и эффективно использует в отношениях с этими странами мощные геоэкономические рычаги влияния. После завершения строительства Китайско-пакистанского коридора стоимостью $ 46 млрд через него будет осуществляться около 40% внешней торговли КНР. Страна получит выход в Персидский залив, а также решит проблему спорной территории Кашмира.

Все страны Южной Азии выиграют от экономического усиления Китая, поскольку это положительно повлияет на развитие торгово-экономических отношений в регионе.
Геоэкономика Китая на Ближнем Востоке
Китайские инвестиции в ЕС воспринимают не только как помощь, но и как серьезные риски.
Многие арабские страны пытались использовать свои отношения с КНР для диверсификации внешней политики и создания, таким образом, противовеса доминированию США на Ближнем Востоке. Однако, Китай поставил перед собой цель не противостоять американским интересам в данном регионе и пытается усилить свой имидж ответственной глобальной державы, полностью интегрированной в современную международную систему.

Отметим, что Иран является сложной ближневосточной проблемой для Китая. 40% торговли Китая осуществляется через морские коридоры, а половина китайского импорта нефти транзитом доставляется через Персидский залив. Поэтому Пекин уделяет особое внимание вопросу безопасности морских транспортных коридоров и выступает за предотвращение конфликтов как в Персидском заливе в частности, так и в регионе в целом.

В общем, Китай не может развивать стратегические отношения с любой страной на Ближнем Востоке и проводит политику невмешательства в конфликты в этом регионе, ограничиваясь импортом энергоносителей и торговлей.
Геоэкономика Китая в Африке («BlackChina»)
Отношения Китая с африканскими странами является наиболее успешным проявлением его геоэкономики. Пекин использует рост влияния Африки в многополярном мире для создания противовеса доминированию стран Запада. В экономическом отношении Африка как регион, имеющий наибольшие показатели развития в мире, является важным направлением для китайского экспорта, который за последние годы достиг нескольких сотен миллиардов долларов США. Китай стал крупнейшим торговым партнером Африки, а объём прямых китайских инвестиций в экономику африканских стран составил более $ 25 млрд. Китай укрепляет свои отношения с африканскими странами как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях через такие организации как Африканский союз и Африканский банк развития. Китайско-африканское сотрудничество не ограничивается энергетикой, ресурсами и инфраструктурой, но включает в себя индустриализацию, урбанизацию и модернизацию сельского хозяйства, содействие развитию трудоёмких отраслей промышленности, трансформацию и модернизацию энергетики.
Геоэкономическое роль Китая в Латинской Америке и Карибском бассейне
В Латинской Америке Китай действует более сдержанно, чем в географически близких к нему регионах. Геоэкономическое влияние проявляется в увеличении значимости китайских компаний (нефтяные, горнодобывающие, телекоммуникационные, строительные), росте двусторонней торговли (в 20 раз с 2001 года) и получении более $120 млрд китайских кредитов в период с 2005 года. Кроме того, Китай получил доступ к рынкам NAFTA и Mercosur. Китай трансформирует структуру экономик стран Латинской Америки следующим образом: увеличение роли экспорта сырьевых товаров, улучшение инфраструктуры региона (порты, дороги, расширение Панамского канала), финансовая сфера (соглашения по свопам и заключение контрактов в юанях).
Тайвань: геоэкономический вариант воссоединения
Тайвань – это на сегодня самая большая проблема для КНР, ведь с 1949 года провинция провозгласила суверенитет. Из-за внутренних проблем Тайвань зависим от прямых инвестиций из Китая и не имеет возможности формировать собственную экономику. Кроме того, Пекин постепенно и очень эффективно с помощью экономических рычагов решает вопрос с непризнанием суверенитета Тайваня и продвигает свою концепцию «одного Китая». Пока только 19 стран (в основном карликовых) и Ватикан официально признают Тайвань как отдельное государство.
Северная Корея: сохранение китайского влияния путем оказания помощи
Тайвань – это на сегодня самая большая проблема для КНР, ведь с 1949 года провинция провозгласила суверенитет.
С конца 1990-х Китай активно использует экономические связи с Северной Кореей для поддержки своих геополитических претензий в Северо-Восточной Азии и за ей пределами. КНДР при этом находится под пристальным контролем Китая. Каждый внутренний шаг ее руководства влияет на внешние поставки, в частности продуктов питания со стороны КНР. В общем объёме торговли Северной Кореи доля Китая составляет от 65 до 85%. Самым весомым геоэкономическим рычагом влияния Пекина на Пхеньян является экспорт 500 000 тонн нефти в год, что составляет 90% северокорейского импорта энергоносителей.
Каким будет мир завтра?
Геоэкономика является эффективным способом усиления экономических позиций стран, расширения зоны торговли. Впрочем, она напрямую зависит от платежеспособности страны, состояния ее экономики, ведь предусматривает финансовые инвестиции и помощь.

Перед каждой отдельной страной стоит задача укреплять экономику и усиливать свои позиции. Мир будет меняться, будет усиливаться и наращивать мощь именно через геоэкономические инструменты.