Потерянные в Копенгагене: как пятеро украинских предпринимателей поехали на неделю в Данию без денег, заработали и вернулись назад
Пятеро украинских предпринимателей — Дмитрий Лазненко, Денис Жаткин, Игорь Филипп, Дмитрий Лунин и Алексей Пономаренко — устроили челлендж на выживание. По условиям они должны были жить в Дании неделю на те деньги, которые смогут там заработать, и на них же вернуться в Украину. Как появились условия челленджа, какие цели преследовали участники и что такой опыт даёт в управлении бизнесом, специально для CEO Club рассказали член клуба, собственник «Аптека „Факультет-Фарм"» Дмитрий Лазненко и основатель паба «Кеды искусствоведа» Денис Жаткин.
TIPS FROM TOPS
Как возникла идея вашей поездки?
Дмитрий Лазненко: Мы несколько лет подряд отдыхали таким же составом. В прошлом году ездили в Польшу, и один из нас организовал экскурсию по Варшаве. Нам понравился опыт, и мы решили, что следующая поездка тоже должна дать новый экспириенс.

В итоге появилась идея принять вызов, связанный с нашей предпринимательской деятельностью. Сейчас время, которое требует находить нестандартные ответы. Так что мы решили посетить страну, в которой никто из нас раньше не был, и попробовать пройти придуманное нами испытание.
Почему вы выбрали именно такие условия?
Денис Жаткин: Предприниматели любят рассказывать о том, как они заработали свои первые деньги. Этот опыт у всех очень тёплый. Мы решили снова воспроизвести его и доказать себе, что, даже ничего не имея, мы быстро выйдем из подобной ситуации.

У меня есть определённые страхи: каждый раз, когда я начинаю новый проект, я боюсь краха, неудачи. Я стараюсь брать высокую планку, и поэтому репутационный и финансовый риск от неудачи в моём понимании достаточно велик.

Я представляю себе этот страх так: я оказываюсь на улице, без денег, жизнь останавливается, и я должен теперь умереть от голода. Эта поездка доказала, что я зря боюсь. Даже если я окажусь в подобных экстремальных условиях, то в любом случае выживу и смогу занять своё место в пищевой цепочке.
Мы столкнулись с тем, с чем можно встретиться и в бизнесе, когда, не зная среды, полагаясь на свою уверенность, ты начинаешь действовать, и оказывается, что все твои навыки не работают. Тут нужно либо себя пересилить, либо найти выход, либо, что ещё тяжелее, начать с простого.
Дмитрий Лазненко: У меня в голове постоянно конфликтовало два вопроса: «Зачем это мне надо?» и, с другой стороны: «А как же это всё-таки сделать?» Я даже сдал билет на самолёт, а потом, за неделю до отлёта, понял, что мне всё же хочется пережить этот опыт, и снова купил билет.

В процессе цели эволюционировали. Изначально я хотел испытать новые ощущения, а потом стало интересно, как смогут ужиться в одной ситуации пять лидеров. У каждого из нас за спиной свои бизнесы, мы все собственники. Начать договариваться, работать руками, а не головой — психология собственника тут постоянно даёт о себе знать. У нас были тонкие моменты, когда мы могли разругаться, начать меряться результатами, заработанными деньгами или тяжестью выполненной работы, но мы смогли преодолеть это и выйти на уровень объединения.

Вначале мы планировали, что каждый будет сам за себя. Мой первый страх был связан с этими условиями. Я представлял, что стою сам в Копенгагене, не понимаю, что делать, а при этом все остальные уже устроились и работают.

Второй момент — не всегда мог пересилить себя и начать договариваться о работе. Сложно переступить тот момент, что ты на самом деле собственник бизнеса, а тебе нужно не только договориться о работе, но и взять ту, которую дают. Это был определённый страх и выход из зоны комфорта.
С чем вы столкнулись в Дании?
Денис Жаткин: Когда мы прилетели в Копенгаген, то поняли, что в этой стране жёстко пресекается нелегальный труд. В отличие от Димы, я не боялся, что нигде не устроюсь. Но в первый день стало понятно, что это не так просто, как я думал. Когда ты приходишь работать, тебя просят: «Только очень тихо, чтобы соседи не вызвали полицию».

Дмитрий Лазненко: Мы начали действовать понятными нам способами, подготовили несколько мероприятий. Например, одно хотели запустить с нашим партнёром-марафонцем, но оказалось, что датчане очень спортивные, и им это неинтересно. Ещё мы предлагали провести бизнес-завтрак с консультацией, всё-таки, каждый из нас имеет степень МВА. Эти посты набрали всего два лайка.

Мы столкнулись с тем, с чем можно встретиться и в бизнесе, когда, не зная среды, полагаясь на свою уверенность, ты начинаешь действовать, и оказывается, что все твои навыки не работают. Тут нужно либо себя пересилить, либо найти выход, либо, что ещё тяжелее, начать с простого. В нашем случае это стали жестяные банки, которые мы начали собирать — это был и шаг через себя, и первые деньги, и маленькая победа.

Денис Жаткин: Было интересно наблюдать, как вся команда начала собирать банки. Когда это делал один, остальные прятались, но постепенно кто-то перешагивал через себя и присоединялся. Сложно предположить, что какой-нибудь топ-менеджер в Украине выйдет на улицу, начнёт собирать бутылки и не будет думать о том, как его оценивают со стороны.
Первые четыре дня мы работали по группам в 1–2 человека. Когда в группе 2 человека, нет выяснений. Все понимают свою роль и быстро срабатываются. На пятый день мы объединились и начали сравнивать свой труд с трудом других.
Дмитрий Лазненко: После банок стало понятно, что так не заработать много денег. Их не так просто найти: там чистые улицы, баночная мафия, и когда ты светишь десятым айфоном, чтобы найти что-то в мусорнике, то выглядит это очень неоднозначно. Мы сделали вывод: собирать банки — это мышление бедного человека.

Денис Жаткин: Голова не напрягается, только ноги и спина. Можешь выжить, ни о чём не думая. Точно не умрёшь с голоду, но этот уровень не решает твои социальные проблемы. После первого дня мы поняли, что больше не будем тратить время на них. Из 200 собранных банок у нас приняли всего 49, при этом мы впятером работали 5 часов. КПД очень низкий.

В таких условиях очень чётко работает пирамида Маслоу. Когда ты думаешь о том, что съесть и где переночевать, то не занимаешься креативом и не продуцируешь идеи. Ты отключаешься от других проблем: я не помню, чтобы вспоминал о бизнесе в Украине.

Только на четвёртый день, когда у нас была стабильная работа, деньги, которые мы начали откладывать, появилось жильё и перспективы — в этот момент ты начинаешь расслабляться и думать о проектах, о том, как эту поездку монетизировать, как выбирать более интересную работу и т. д.
Был ли хейт?
Денис Жаткин: Был хейт в группах «Русские в Дании» и в начале на наших страницах. Писали, что ребята забавляются и т. д. Но тут важный момент: это аудитория, которая у нас в друзьях, то есть сформированное комьюнити. Попадались и случайные люди, вот среди них были вспышки недовольства и гнева.

Дмитрий Лазненко: Как хейтерство разрушалось? Реальными делами. Был хейт на этапе объявлений. Но поскольку мы вели рефлексию, видео и фотоотчёты, то видя, что мы реально работаем, вопросы отпадали.
Расскажите о конфликтах в команде? Как вы их решали?
Денис Жаткин: Первые четыре дня мы работали по группам в 1–2 человека. Когда в группе 2 человека, нет выяснений. Все понимают свою роль и быстро срабатываются. На пятый день мы объединились и начали сравнивать свой труд с трудом других. По сути, это был способ выяснения, кто реальный лидер.

В последний день мы чуть не разругались. Но вечером, после работы, мы обсудили друг с другом недовольства и выпустили негатив. Проблема была в том, что мы не договорились «на берегу». Это ошибка многих партнёров, которые начинают бизнес вместе: вступить в бизнес, не распределив роли. Из-за этого у нас были основные конфликты.

Это тоже крутой инсайт: когда ты с кем-то собираешься работать, нужно обязательно проговорить роли. Это не решит все возможные вопросы, но минимизирует негатив.
В результате поездки я вынес для себя несколько инсайтов, которые могут помочь его наладить: чёткие договорённости «на берегу», распределение ролей, всё должно быть прописано и подписано.
Дмитрий Лазненко: Я для себя выбрал путь «принятия»: делать работу, которая есть, без переборов. Если нужно было кого-то подстраховать, я подключался. В итоге меня даже называли самым гибким членом команды. Мне кажется, что в результате у нас получилось сыграть, как в плоской неиерархической структуре.

Денис Жаткин: Первый намёк на бирюзовую организацию встретил жёсткий прессинг. У меня в последний день была другая позиция: я сказал, что хочу заниматься тем, от чего я кайфую. Когда я ушёл жарить бургеры, на меня неодобрительно поглядывали. Хотя это тоже работа. Так что мой шаг к бирюзовой организации был очень опасным.

Мы любим говорить о бирюзовых организациях, которые занимаются творческим трудом. Но как только речь идёт о физическим труде или конкретных целях, мы сразу переключаемся на жёсткий менеджмент. Может быть, мы воспитаны так ещё красными руководителями, но это частая ошибка в Украине.
Что этот опыт дал вам в управлении бизнесом?
Денис Жаткин: У меня в этом году широкое партнёрство. В результате поездки я вынес для себя несколько инсайтов, которые могут помочь его наладить: чёткие договорённости «на берегу», распределение ролей, всё должно быть прописано и подписано.

Также я понял, что сейчас для меня оптимальная модель — это комбинация бирюзовой и красной организации. Возможно, так, как это делал «Приватбанк»: бирюзовый IT-департамент и красные департаменты, которые решают другие задачи.

Дмитрий Лазненко: У меня были инсайты по бизнесу и взаимодействию. Нужно научиться уважать различия в людях. Часто мы любим те стороны, которые есть и в нас. Но есть и другая сторона. Например, в нашей связке каждый действовал разными методами, которые привели нас всех к успеху.

Также нужно быть гибким, менее категоричным в некоторых вещах. Гибкость позволяет смотреть в даль. И, как показал мой опыт с покупкой билета, — нужно не бояться менять своё решение. Сейчас мы сталкиваемся с таким количеством информации, что сказать сегодня «да», завтра «нет», а послезавтра снова «да» — это уже не признак неуверенности в себе. Просто информации так много, что решение может меняться.
Будете ли вы продолжать подобные поездки?
Дмитрий Лазненко: Нам много писали в личные сообщения, и мы поняли, что у предпринимателей есть запрос на обучение в таком формате. Есть много разных опций для бизнеса, но они уже давно превратились в рутину, просто менее привычную. Этот формат действительно переключает. У нас возникли какие-то мысли, но пока они только на этапе идей.

Денис Жаткин:
По поводу бизнес-проекта сложно сказать. Первый момент — мы изначально совершали эту поездку для себя и не ставили цель её популяризировать. Второй — с точки зрения организации вообще ничего не надо. Тебе не нужна внешняя организация, чтобы собраться и поехать. Поэтому я не вижу возможности для движения в сторону бизнес-проекта. Но если говорить о том, чтобы продолжать подобные путешествия самим, расширить нашу аудиторию — такой вариант выглядит интереснее.
Похожие статьи