Инкубаторы, акселераторы, ангел-синдикаты — что нужно знать об инвестировании в стартапы



О том, как распознать и инвестировать в стартап, который спустя недолгое время может стать корпорацией с миллионной капитализацией, рассказал венчурный капиталист Илья Лаурс, сооснователь компании GetJar и создатель венчурного фонда Nextury Ventures.
ЗАМЕТКИ CEO CLUB
С развитием искусственного интеллекта человек начинает отставать от роботов как в плане производительности труда, так и его качества. Например, журналист тратит 1 час на 1 статью и создаёт $50 добавочной стоимости, а искусственный интеллект создаёт 15 000 статей за 1 час — это $75 000 добавочной стоимости (в 1 500 раз выгоднее или на 150 000%).

Или ещё: компания перевозок тратит $200 в день на бензин и $200 на зарплату шофёра для одной перевозки, а самоуправляемый электрогрузовик тратит всего $5 в день на электричество (в 80 раз выгоднее или на 8 000%). Сложная медицинская операция стоит $100 000, а робот делает её не хуже за $1 000 (в 100 раз или на 10 000%).

Реальность такова, что нужно внимательно следить за инновациями, в противном случае рынок посчитает тебя непродуктивным. Технологии влияют на все сферы человеческой деятельности, увеличивают экономическую отдачу и приводят к взрывному росту эффективности. А значит, и возврату на инвестиции. Это подтверждает и статистика венчурных инвесторов: значительная часть инвестиций вкладывается в технологии.
Нужно время и соответствующие компетенции, чтобы разобраться и дать экспертную оценку стартапу. В случае технологичного бизнеса этот процесс напоминает гадание, ведь даже гипероценка может недостаточно высоко оценить потенциал разработки.
Модель венчурного капитала
Венчурный фонд — это инвестиционный фонд, который работает со стартапами с оценкой от $2 000 000. Среди наибольших: Accel Partners, Benchmark, Index Ventures и другие.

Нужно время и соответствующие компетенции, чтобы разобраться и дать экспертную оценку стартапу. В случае технологичного бизнеса этот процесс напоминает гадание, ведь даже гипероценка может недостаточно высоко оценить потенциал разработки (как случилось с Facebook).

Стартапы непрогнозируемые: нет опыта, менеджмента, наработок, — а значит, рискованные. В такой модели все заботы стартапа (работа с акциями, документами) берёт на себя венчурный капитал. Венчурный фонд оценивает потенциал, затраты и всё контролирует. Прямая задача инвестора — присматривать за деньгами.

Следующий шаг — контроль портфеля компаний. Его определяют эксперты в венчурном фонде. Венчурный фонд должен понять, в кого инвестировать, как его контролировать, присматриваться, прочувствовать, когда нужно выйти, и, если этот момент наступил, — выйти. Его задача проинвестировать и получить денежный возврат.

В модели венчурного капитала сама венчурная контора существует за счёт двух источников доходов:
1
Плата за управление капиталом (ставка 1–2% годовых).
2
Плата за успех (учётная ставка около 15–20%).
Чтобы фонд не был в убытке, ему нужно обслуживать около $10 млн. На развитых рынках, таких как США, эта модель прекрасно работает, а в Европе, наоборот, не функционирует. Стартапы в Европе сталкиваются с парадоксом: инвестиции дают только развитым и высоко оценённым компаниям, а малым в них отказывают.
Модель ангел-синдиката
Модель ангел-синдиката сильна во всех регионах — США, Европа, Азия. Это инвестиции на чеки от $10 000 до $1 млн. Модель подразумевает либо одного ангела (частная инвестиция), либо группу инвесторов/синдикатов, заинтересованных в инвестиции (70–90%).

Эта модель работает даже со стартапами на начальной стадии роста. Стартапам частично нужны деньги, но также всё чаще они ищут опытного управленца с опытом, связями и деньгами, который не может посвящать проекту всё своё время. Соединение опыта и энергии стартаперов — это очень успешная комбинация. Более половины стартапов в любом регионе работают по такой модели. Существуют неформальные клубы ангелов, которые взаимодействуют, организовывают встречи стартаперов и потенциальных инвесторов.

В Британии реформировали налоговую систему под эту модель инвестирования: «ангельские» инвестиции приравняли к уплате налогов. Это стимулирует вкладывать деньги в стартапы.

Модель ангел-синдиката очень хорошо работает на ранних этапах роста компаний. Во-первых, в нашем регионе, включая Украину, нет компаний, достаточно интересных для венчурного капитала. Во-вторых, редки случаи, когда ангелы дают деньги и пассивно участвуют. Как правило, инвестор интересуется и добавляет стоимости компании, ведь может дать полезный совет, имеет контакты и опыт для менторинга. Часто это важнее, чем деньги.
Модели инкубаторов и акселераторов
Те организации, которые начинают работать с нуля, называют себя инкубаторами, а устоявшиеся — акселераторами.

В 2017 году насчитывалось около 700 инкубаторов. Самые большие — Y Combinator, 500 Startups, Plug and Play. Они часто приобретают специализации и направления. Эта модель ориентирована на поток, в каждом из которых по 10–50 стартапов. Процесс очень формальный и конкретный, программы рассчитаны на 3–12 месяцев, в среднем охватывают 100 стартапов в год.

Эти институты работают на входе и как синдикаты, и как венчурные специалисты. Они привлекают капитал, который распределяют между стартапами. Последние получают очень небольшие суммы денег, но зато имеют возможность доступа к инвестициям, менторам, коворкингу, сервисам, разработке маркетинговой и бизнес-стратегии.

Большое количество стартапов создаёт положительную динамику. Но минус такого подхода — отсутствие качественного и личного участия: всем дают равные возможности и шансы. При этом, по статистике, после инкубаторов в среднем 60–70% выходят на средний уровень прибыльности.
Будет интересно почитать